?

Log in

No account? Create an account
z krug

"...если один в поле- не воин, то вообще воинов нет". фрагменты одного диалога

Традиционное "один в поле не воин" трансформировалось в "и один в поле воин" весьма давно, но вот в последнее время начинаю находить все больше областей, где только один в поле и воин. Не только в вопросах этики и веры - тут уж сам Бог велел (и не любимый Фармазоном Хайдеггер, кстати) не прятаться от поступка в das Man, "как все", а делать, как Он на душу положит. Но всюду, где речь идет о мысли, а не об "эх, дубинушка, ухнем", оказывается, что если один - не воин, то вообще воинов нет. И если не находится того, кто скажет "несите меня обратно", так и несут нас всех, не спрашивая, обратно. из коммента

Сократ объяснял ученику, уговаривавшему его бежать из-под стражи в дальние края, что если бы Сократ был кости и жилы - то уже давно бы так и поступил. Но Сократ - это дух (что там в греческом, кстати?), это воля и честь - и потому убежать он ну ни как не может, а должен дождаться назначенного часа и испить положенную цикуту. НОблесс, как говорится, оближ. Т.е. можно дальше пуститься в рассуждения о рациональном выборе Сократа, предпочевшем репутацию в глазах референтной группы понижению статуса и потере прав, связанных с перемещением костей и жил в иные края. А хули толку, друзья мои, трындеть все это там, где в рациональный выбор включена смерть выбирающего социального атома? ОНо, конечно, вполне возможно, что прынц Игорь взывал к аппаратам рационального выбора хана Кончака, призывая выдать ему свободу в обмен на искупление позора. А хан, значит, вводил альтернативую модель искомого выбора, предлагая обмен позора на красивых персиянок и фирменные одежды. И случился у них в итоге герменевтический конфликт интерпретаций. Не знаю.
НО только кажется мне бессмысленным применение теорий рационального выбора ко всем вышеперечисленным ситуациям. Ибо скалькулированны эти теории на основе модели поведения живущего под сенью демократичешского государства мирного обывателя, главная проблема которого - выбрать ему рационально этот уцененный йогурт в супермаркете или вот тот неуцененный, но зато любимый всей семьей к завтраку.
Там, где в игру вступает битва духа с необоримыми силами и на карту встает вопрос о боли и чести - теории рационального выбора в лучшем случае, имхо, бессмысленны, в худшем - есть часть искушения со стороны тех самых необоримых сил.


Перед самым падением Чаушеску комуняки повязали его в заточение и полгода держали в «стакане», причем такого размера, где он мог стоять только на коленях, спать, скрючившись, ну про прочие дела не знаю. Когда клетку через полгода открыли, он естественно выпал, ибо стоять не мог. И вот он лежит на полу и румынские менты, или кто там у них, ему говорят: завтра у тебя будет все: лимузин с водителем, архиерейский дом, деньги, почет, только перейди на новый стиль. Он говорит: несите меня обратно. Через пару дней его переводят в нормальную камеру и дают свидание с матерью. Он в исследовательских целях рассказывает маме о поступившем предложении, о форме его и о содержании. Мамина реакция была проста: если бы ты поступил по-другому, я бы перестала считать тебя своим сыном.

Владыка Дамаскин не выступал на съезде, но присутствовал, я его видел и очень неплохо запомнил: невысокого роста, очень добрый, очень спокойный, улыбающийся, и даже не особенно страшный. И еще тогда меня посетила крамольная мысль: а был ли у него выбор? Мама бы от него отказалась, и не только мама, а вся его, пардон, референтная группа из нескольких сотен или тысяч человек его епархии в нескольких десятках сел. И как бы он жил?


человек ровно настолько человек, насколько он способен быть один в поле воин

Comments

спасибо, что напомнили это замечательное место
Вам спасибо. Читаю сейчас журнал с самого начала. Репощу пока только "этическое". Мысли пока копирую - хочется поработать. Так что еще пофлужу репостами, ух извините