?

Log in

No account? Create an account
z krug

Ульяновская область – общее дело. К постановке задачи выработки миссии региона.

Мне близко то, что Сергей Лаковский говорит о необходимости «миссии региона». Он это выводит из бизнес модели развития туризма, но мне видятся здесь и более значимые линии. Это та стратегическая точка, на которую завязываются и вне которой не могут существовать и решаться сразу несколько тактических задач. Именно из нее должны разворачиваться линии брендинга, помянутого туризма, культурной столицы и многие другие вплоть (уже более косвенно) до инвестиционных стратегий. Так или иначе все замыкается на смыслы, в которых сейчас дефицит. Очень порадовало, что нашли столько единомышленников за проведенным несколько дней назад круглым столом. С Валерием Перфиловым, например, говорили практически одни и те же вещи. Отличия, разве что в лексике: то что я обозначаю как "ценности" он называет "исторической памятью". Частные проявления общей вырисовывающейся модели звучали и в речах других выступающих. Несколько тезисов озвученных на круглом столе:
Что такое по учебнику миссия? Это не нечто статичное и заданное. Во первых ее оценка и выбор опирается на совершенно конкретные факторы. Миссия это задача, исходящая из оценки ситуации, своей роли в общей структуре, собственной конституции и приоритетов. Затрагивать целевую аудиторию (в нашем случае население региона и страны в режиме PR) она должна как можно шире. И во вторых миссия - это горизонт, это то, на что нам хватает сил на себя взять или хотя бы провозгласить, наша «харизма» если хотите. Не то, что есть, а то, что должно стать. И в этом контексте нет никакого готового «бренда», колобка ли, цветочка, при «нахождении» которого мы решим свои задачи самоидентификации. Это тактический уровень, не более. Самоидентификация это становление, это постоянное движение, выбор, динамика и борьба. Только в этом процессе и реализуется и становится как личность, так и идентичность регионов, народов, государств и чего бы то ни было еще. И для того что бы вектор этого движения определить, необходимо выбрать и определить точку опоры, свою миссию как глубинный мотив и смысл жизни и движения. Из чего должна и только и может исходить единая стратегия развития.
И необходимость определения этой опорной точки в нашем глобальном постмодернистском болоте сегодня понятна всем кто хоть как то задумывается о судьбах страны, и региона, и себя самого. Еще зимой, например, на встрече губернатора с политологами порадовало выступление доктора наук Арбахана Магомедова, который высказался о необходимости выработки «идеологии региона». Казалось бы, оксюморон, но именно так задумывающиеся люди в последнее время и ставят вопрос. Арбахан Курбанович выразил тогда мнение, что эта идеология должна строиться на теме толерантности и векового соседства на нашей территории различных народов, о том, что опыт нашего региона в этой сфере должен быть образцом в решении все более остро становящейся в последнее время в нашем государстве проблемы. Но и она - только следствие выхолащивания, инфляции ценностей в нашем обществе. А значит и решенность этого вопроса не территории УО нужно рассматривать в контексте более глобальной этической основы и преодоления её системного кризиса. А корень этого кризиса - в тотальном примате частных интересов над ценностями общими . Когда в 90-е рассыпалась империя все остались наедине с самими собой. Либерализм небескорыстно подложил под это свою идеологическую модель. Второпях на безвременье пустоты подобрали, но это чуждо России. Нам необходимо возвращение к приоритету ценностей, того что превышает частный интерес, в общем деле. Любые ценности в том, что человек базовый свой выбор делает в пользу общего над частным. В пользу смысла, Родины, семьи, чести, достоинства… список длинный. Через отодвижение бесконечной (экономический закон) потребности частного потребления на второй план. В каком бы виде это не выступало в каждом отдельном случае. Чиновник, который в первую очередь хочет хорошо сделать свое дело, а потом заработать. Журналист, который в первую очередь хочет разобраться и дать разобраться другим, а во вторую очередь выполнить заказ. Молодой человек, который хочет развиваться, кем то стать, помнит о родителях и в третью очередь о том, чтобы сесть в московский офис клерком на сразу большую зарплату. Давайте выберем своей миссией возвращение ценностей. Давайте провозгласим свой регион, нашу Ульяновскую область нашим общим делом возвращения ценностей. А от этого уже пойдем и по тактическим направлениям в сторону все большей конкретизации.
У нас провал с пониманием стратегии и вектора движения Культурной столицы? Основным критерием и стратегией в оценке проектов и общего плана выбираем масштаб, широту и эффективность пропаганды ценностей. Пока вся наша «столичность» - в гастролях выбранных произвольно арт проектов и непонятности критериев при распределении грантовых средств. Отложим в сторону частные эстетические вкусы и выбираем ключевым критерием пропаганду ценностей. Выбираем культуру и ставим на второе место искусство. В конце концов, наша задача не углубление чьего то эстетского ковыряния в носу. Мы поставили себе задачей стать КУЛЬТУРНОЙ столицей. А это прежде всего социальные критерии и факторы. А значит нам необходима трансляция культуры вниз, к людям, а не ублажение узкого кружка вечно спорящих эстетов-интеллектуалов. За эстетическую основу взять то, что осталось нашим последним – советским. Здесь хорошо попадет и Ленин. Как один из примеров движения в предлагаемом направлении – существующий фестиваль Леонтьевой. Ключевой критерий в оценке проектов – эффективность несения ценностей в массы. Выставки «гениев», любое «искусство ради искусства» побоку.
Здесь еще один аспект. Сегодня у элит (особенно либеральных) довлеет позиция необходимости «просвещения» народа. Понимается под этим фактически насаждение представлений о конкретных и предпочитаемых ценностных и общественных моделей простым людям, «электорату». Народ постоянно хотят сделать «продвинутым». Эта позиция сегодня доминирует в определении элитами вектора дальнейшего развития. Вектор тупиковый, что показали в том числе последние 20-лет. Самые оголтелые (Юргенс) так и вообще отчаялись и провозгласили «бездарным» весь народ скопом. Но народ - это не рациональная модель какой бы она ни была, левая-правая идеология, перестройка или окончательно непонятная «модернизация». Народ это пространство бессознательного, это хранилище ценностей и тем он живее, чем более их в себе сохраняет. Наш очень даже жив и идти к нему нужно не из рациональных конструкций, тем более идущих вразрез с ценностными установками (как сейчас). Идти к нему нужно через живые в нем ценности. Только тогда элиты и народ преодолеют вечное между собой отчуждение и пойдут общим путем.
Нам нужно оставить в области молодежь – кроме работы с инфраструктурными проектами необходима работа по возвращению в их голову ценностей. Уважение к родителям, втолковывание в голову того, что много ценнее двигаться и развиваться, становиться кем то в противовес тому чтобы присесть в московский офис планктоном, но на зарплату. Проекты в этом направлении мы реализуем, но только через волю и ресурсы власти можно здесь достичь глубины, охвата и результатов.
Туризм? Есть отличный бэкграунд, который мы уже начали отрабатывать совместно с Сергеем Лаковским. Ульяновск – центр силы, центр нашей силы. Ульяновск - перекресток культур и цивилизаций, религий и этносов. Евразийское перекрестие с налаженной транспортной инфраструктурой для того, чтобы принимать у себя организацию самых различных интеграционных мероприятий евразийского масштаба. В геополитке суша, Евразия, хартланд носитель ценностей, традиции, консерватизма в противовес торговым либеральным силам моря. Возвращение ценностей берет на себя евразийское средоточие. Нам осталось добавить к этому своей харизмы, наглости в провозглашении того, что этот центр – мы. И масштаб конкретных задач, которые мы на себя берем сегодня – лучшее тому подтверждение. Ульяновск не то что есть; по крайней мере в определении своей миссии Ульяновск -то что он должен стать!
Еще один аспект. Москва сегодня – центр инфляции ценностей, той искусственно внедрённой модели, что мы получили в 90-е. Россия продолжает жить другим. Так давайте возьмем на себя артикуляцию этой модели. Модели консерватизма российских ценностей приоритета общего над частным, соборности, взаимовыручки, примата общего дела. Именно на это сегодня главный общий запрос, именно это ключевой "тренд". Давайте возьмем на себя пока не перехватили)
Я все думал, почему образ колобка получил настолько широкий резонанс. Обратите внимание по обсуждениям на Улпрессе. Активно обсуждается тема, которая затрагивает самую суть, даже если она далека от текущей повестки дня. Колобок срезонировал как информационная бомба. И неважно кто в какие слова это облек. Куда то во что то это всем попало. Интересный аспект подметил Сергей Лаковский. Колобок преодолевает, идет "вопреки". Он движется, уходит от статики, преодолевает препятствия. И плохо кончил он только в бытовом адаптированном варианте. А если глубже колобок – типичный перевод сакрального солярного мифа на язык бытовой сказки. Колобок символ солнца (КОЛО — это не только круг, но и СОЛнце), символ его движения . Которое кончается ночью и начинается утром. Так что и здесь у нас все в порядке) И, как мы видим, солнечные императорские орлы, колобки и цветочки с авиационными кластерами замечательно приходят через миссию к общему знаменателю в рамках единой стратегии.

Comments

И это только один из аспектов проблемы. Вторым аспектом является позиция элит, которые используют словесный камуфляж как шумовую завесу для своих делишек, а Дима как раз и производит этот шум.